КИТАЙСКИЕ МУЧЕНИКИ

КИТАЙСКИЙ БЛАГОВЕСТНИК

1/2000

Содержание

Основная
страница

 


Сказание о Мучениках Китайской Православной Церкви, пострадавших в Пекине в 1900 году

I

Священник МИТРОФАН. Священник Митрофан, по китайскому имени Цзи Чун, родился в 1855 году 10 числа 12 месяца. Еще не достигши двадцатилетнего возраста, был назначен на должность катехизатора. В 25 лет принял посвящение в сан священника от рук Японского Епископа Николая. Отца он лишился еще в малолетстве и воспитывался под попечением своей бабушки Екатерины и матери Марины; мать его была учительницей в женской школе. В то время испытал он много горя. Когда Архимандрит Палладий во второй раз был Начальником Миссии, он поручил своему учителю, цзюй-жэню, Лун Юаню с особенным вниманием воспитывать Митрофана, чтобы приготовить его впоследствии к принятию священства. Митрофан был человек смирного характера, очень осторожный и молчаливый, миролюбивый и незадорный, когда случалась хотя бы и очень тяжелая обида, он не старался оправдывать себя. Преемником Архимандрита Палладия был Архимандрит Флавиан, впоследствии бывший Киевским Митрополитом. С самого приезда его в Пекин Архимандрит Палладий поручил ему, как и учителю Лун Юаню, постараться, чтобы Митрофан достиг своего предназначения ( то есть священного сана). Митрофан не хотел принимать священного сана и постоянно отказывался, говоря: «малоспособный и малодобродетельный человек как осмелится принять этот великий сан?» Но понуждаемый Архимандритом Флавианом и убеждаемый учителем повиновался, хотя и знал, что с принятием священства конец его не будет благоприятен. При Архимандрите Флавиане священник Митрофан был ему помощником в переводе и проверке книг. В продолжение пятнадцати лет он неутомимо служил Богу, терпя и от своих и от внешних много обид и оскорблений, и наконец впал в тихое помешательство. Послее этого он более трех лет жил вне ограды Миссии, получая половину прежнего жалования.  Во всю жизнь священник Митрофан не был любостяжательным и многие злоупотребляли этим.

В 1900 году 1 июня (по китайскому календарю 17 числа 5 месяца) вечером здания Миссии были сожжены боксерами. Многие христиане, укрываясь от опасности, собрались в доме священника Митрофана. Среди собравшихся были и прежние недоброжелатели о. Митрофана, но он не гнал их. Видя, что некоторые малодушествуют, он укреплял их, говоря, что наступило время (бедствий) и трудно избежать. Сам он каждый день по нескольку раз ходил смотреть на сожженную церковь, 10 июня вечером часу в десятом солдаты и боксеры окружили жилище о. Митрофана. В это время там было человек до семидесяти христиан; более сильные из них убежали, а о. Митрофан и многие другие, преимущественно женщины и дети, остались и были замучены. О. Митрофан сидел во дворе пред домом, боксеры искололи ему грудь, как соты, и он упал под финиковым деревом. Соседи оттащили его тело на место, где была богодельня Миссии. Потом о. иеромонах Авраамий подобрал тело о. Митрофана, и в 1903 году, когда в первый раз совершался праздник в честь мучеников, оно вместе с другими положено было в храме мучеников под алтарем. На месте, где был замучен о. Митрофан были: жена Татиана, из фамилии Ли, и три сына, — старший Исаия, второй Сергий —  теперь он священник, — и третий Иоанн.

ТАТИАНА, 44 лет. 10 июня вечером Татиана спаслась от боксеров при помощи невесты своего сына Исаии, но на другой день, 11 числа, утром была схвачена и вместе с другими, всего 19 человек, отправлена за ворота Ан-дин-мынь в Сяо-ин-фан в боксерский стан и затем казнена была через отсечение головы на месте, где теперь «Треугольник» — богодельня для нищих.

ИСАИЯ, 23 лет служил в артиллерии. 7 июня боксеры казнили его через отсечение головы на большой улице около ворот «Пин-цэ-мынь», так как раньше известно было, что он христианин.

ИОАНН. Ему было тогда 8 лет. 10 июня вечером, когда убили о. Митрофана, боксеры разрубили Иоанну плечи и отрубили пальцы на ногах. Невесте брата его Исаии удалось спасти Иоанна от смерти и она спрятала его в отхожем месте. На утро он без одежды и обуви сидел у входа и на вопрос людей: «больно ли ему», отвечал: «не больно». Мальчишки издевались над ним, называя его «эр-мао-цза», но он отвечал: «Я — верующий в Бога, а не эр-мао-цза». Он привык так отвечать, так как язычники постоянно называли христиан дьявольскими последователями (слово «эр-мао-цза» имеет этот смысл). Иоанн просил у соседей воды, но они не только не дали ему, но и прогнали. Протасий Чан и Иродион Сюй, тогда еще некрещенные, свидетельствуют, что они видели этого мальчика с израненными плечами и ногами; раны были в вершок глубины, но он не чувствовал боли и, будучи опять взят боксерами, не обнаруживал страха и спокойно шел. Один старик выражал о нем сожаление, говоря: «Чем виноват этот мальчик? Вина родителей, что он стал дьявольским последователем». Другие поднимали его на смех и поносили или просто бросали на него презрительные усмешки. Так он был веден, как агнец на заклание.

МАРИЯ, 19 лет — невеста Исаии, сына о. Митрофана. За два дня до боксерского погрома она пришла в дом о. Митрофана, желая умереть в семье своего жениха. Когда боксеры окружили дом о. Митрофана 10 июня она с большим мужеством помогала другим спасаться, поддерживая при перелазании через стену. Когда боксеры и солдаты, разбив двери вошли во двор, Мария смело обличала их за беззаконное избиение людей без всякого разбора, и они не осмелились убить ее, только ранили ей руку и прокололи ногу. Вообще она обнаружила необыкновенное мужество и разум. Сергий, сын о. Митрофана, трижды пытался убедить ее уйти и скрыться, но она отвечала: «Я родилась около церкви Пресвятой Богородицы, здесь и умру», и осталась там, где была церковь. Вскоре пришли туда солдаты и боксеры, и мужественная женщина мученически скончалась, почитая смерть отшествием в место блаженного упокоения.

Упокой, Господи, души рабов Твоих — иерея Митрофана и иже с ним — и сотвори им вечную память. Аминь.

II

ПАВЕЛ Ван Вэнь-хэн, лет 36-ти. Не достигши еще двадцатилетнего возраста он был назначен на должность катехизатора, как человек честный, покорный, послушный и обладавший даром слова. С о.Митрофаном он особенно был единодушен. Своим словом он многих подготовил к предстоящим бедствиям, но некоторые скептически относились к его словам и говорили, что он сам первый отречется. 2 июня его имущество было разграблено и дом разрушен. Захватив серебро, какое удалось спасти, Павел искал пристанища у своих родственников-язычников. Но те поступили с ним лукаво: сначала приняли его, потом, завладев его серебром, самого его прогнали. Павел был человек трудолюбивыйй, бережливый и добрый, но в дни бедствия не имел и пищи. Таково воздаяние праведнику от людей. Мученически пострадал Павел 10 июня вечером. С ним вместе пострадали: его мать Екатерина, 62 лет, жена Сарра, 37 лет, сын Иоанн, лет 11-ти, дочь Александра, 9 лет. О Павле передают, что он перед смертью молился Богу, преклонив колена и скрестив руки на груди. О матери его передают, что когда она, скрываясь от боксеров, в дни перед мученической кончиной блуждала по городу и по причине слабости зрения потеряла дорогу, ее приняли за отравительницу колодцев, раздели и втолкнули в болото.

ИОАКИМ, 19 лет, племянник Павла, был схвачен боксерами 4 июня и убит около северо-восточной башни городской стены. Это первый по времени мученик из православных христиан.

ИННОКЕНТИЙ, Фан Чжи-хай. Родился в 1852 году, 24 числа 5 месяца, крещен в младенчестве. Он обладал хорошей способностью к пению и долгое время был школьным учителем при Миссии. Человек он был честный и искренний. Архимандрит Иннокентий (ныне епископ) очень ценил его, назначил на должность эконома и готовил к принятию диаконского сана. Жена Иннокентия Елена (из фамилии Ши), 49 лет, их дети: старший сын Евмений, 17 лет, второй сын Иван (пережил боксерское восстание), старшая дочь София, 9 лет, младшая Надежда, 9 лет. 1 июня, когда боксеры сожгли церковь, дом Иннокентия также был разграблен и сожжен. Иннокентий на другой день укрывался в доме священника Митрофана, а жена его с двумя дочерьми укрылась у родственников, но те 2 июня вечером предали их боксерам. Боксеры девочек возвратили, а Елену повели в кумирню и заставляли кланяться идолам, но она усиленно противилась. После этого на улице, ведущей к воротам Ан-дин-мынь, ее поставили на колени и два раза ударили мечем по шее. Елена лишилась чувств, и боксеры, считая ее умершею, велели караульному прибрать ее к стороне. На утро Елена очнулась. Караульный, заметив это, освободил ее из рогожки, в которую она была завернута, отряхнул  с нее землю и отпустил. Христиане, услышав о случившемся с Еленой, привели ее в дом священника Митрофана. Видя Елену окровавленную и слыша ее рассказ, как она пострадала за Христа, все плакали и выражали надежду, что Господь сохранит ей жизнь. Но когда она стала поправляться от ран, 10 июня ей пришлось мученически скончаться вместе с другими. Такова была воля Божия. В этот день, 10 июня, Иннокентий, спасаясь от боксеров через стену двора, разбил себе лицо. На другой день утром он сидел у колодца на миссийском участке, держа на руках свою дочь Надежду. Эта девочка была спасена из огня, волосы ее были опалены, на ней была белая рубашка, запачканная кровью, — вероятно, она была ранена боксерами. Сергий, сын о. Митрофана, дважды убеждал Иннокентия скрыться. Но он отвечал: «Я и дочь ранены, нам трудно укрываться, лучше умереть около церкви». Вскоре пришли боксеры. Иннокентий, как передают, спрыгнул в колодец, — воды там было немного, — и боксеры забросали его камнями. Когда в 1903 году откопали этот колодец, то там оказалось четыре трупа, все почти целые. Они были погребены в храме мучеников под алтарем.

Старший сын Иннокентия Евмений, вместе с братом своим Иваном 10 июня днем, раньше избиения христан в доме о. Митрофана, был взят одним офицером из войска, охранявшего Пекин от насилия боксеров, и уведен в Нань-юань (южный около Пекина военный стан). И осталось неизвестным, где скончался Евмений. Дочь Иннокентия София, вероятно, сгорела в доме о. Митрофана вместе с другими девочками, которых там было более 10.

III

Албазинец КЛИМЕНТ, Куй Лин, лет 36, — пономарь. Его жена (из фамилии Чжунь) Варвара, лет 35. Их дети: Мария, 14 лет, Ольга, 11 лет, Ия, 9 лет и Ирина, 4 лет. В тот день, когда сожжены были здания Миссии, Климент со своим семейством укрылся на своем кладбище за городом. Потом они были казнены на Треугольнике вместе с другими 11 июня. Климент был пономарем с юных лет и служил очень усердно. Мать Климента Ия, лет 56, вдова с молодых лет, была главной учительницей в женской школе при Миссии и заведовала рукодельями на украшение храма. Она скончалась мученически в доме о. Митрофана 10 июня. Боксеры отрубили ей ногу перед смертью.

МАТФЕЙ Хай Цюнь, года 31-го, помощник пономаря, его жена (из фамилии Жуй) Матрона, лет 32. 11 июня, то есть на другой день после избиения христиан в доме о. Митрофана, утром часов в 7 Матфей и Матрона с 5-летним младенцем своим Агафиею бежали около северной городской стены по направлению к участку Миссии, преследуемые солдатом с мечем в руке. В это время участок Миссии наполнен был боксерами. Матфей и Матрона были схвачены и казнены на Треугольнике.

ВИТТ Хай, брат Матфея, лет 29, 11 июня днем был убит в кумирне Чэн-энь-сы и сожжен. Витт хорошо читал по-славянски. Перед началом боксерского восстания он был с Начальником Миссии в Пэйтахо, и возвратился в Пекин уже по разрушении железной дороги. О жене Витта Марфе, с которой он незадолго перед тем вступил в брак, сведения не сохранилось. Второй брат Матфея Никифор Хай (лет 27) сестры: Васса Чжун (лет 25) и Елена Чжун (19 лет), третий брат Кирилл Хай (15 лет), их мать Екатерина Чжун, вдова (лет 55), и бабушка Надежда Чан, вдова (года 81), мученически скончались 11 июня. Надежда убита была в доме, а остальные ведены были вместе с Виттом боксерами в кумирню Чэн-энь-сы, но по дороге были убиты на принадлежащей теперь миссии соборной площади. Их дядя Алексей Мин (года 51) убит 11 июня в кумирне Чэн-энь-сы; их двоюродный брат Вонифатий (лет 25), сын Таисии,  убит за воротами Дун-чжи-мынь в Хуа-цзяо-ди, младший брат его Стефан (19 лет)  взят был боксерами в рабство и был при их стане в кумирне Чэн-энь-сы, потом убит.

Албазинец СИМЕОН Си Линь-а (лет 50), прежний пономарь и звонарь, последнее время занимался печением просфор. 10 июня он был в числе окруженных боксерами, скончался, вероятно, в кумирне Чэн-энь-сы.

Албазинки ЕКАТЕРИНА (лет 24) и МУЗА ( 17 лет) — девицы, дочери Александра Ай, мученически скончались в доме Витта Хай, бывшем на участке, где теперь женский монастырь. Говорят, что они пытались через стену спастись из горящего дома, но боксеры искололи их копьями и сбросили обратно во двор горящего дома.

МАРИНА Сюй, лет 44, много лет вдовствовавшая, была учительницей при женской школе Миссии. 2 июня, то есть на другой день по сожжении зданий Миссии, Марина с женой брата своего Кассиана Лин Людмилой и с ее детьми: Владимиром, Никитой и Георгием пришла к Александру Чэн. Она говорила, что убежала только ради детей, а если бы была одна, то принесла бы себя в жертву Богу, когда горела церковь. Брат жены Александра боялся принять в дом Марину и Людмилу с детьми. Там был Хрисанф Ин, он тоже говорил, что христианам собираться в однм месте опасно. Поэтому Марина и Людмила, умывшись и попивши чаю, возвратились на Ши-цзы-цзе (близ Миссии) и жили там до 10 июня. Когда вечером 10 июня боксеры начали избивать христиан, Марина и  Людмила с детьми спрятались в доме, укрываемые темнотой. Боксеры, проходя около того дома, открыли заднее окно и, бросивши факел внутрь дома, смотрели, но не заметили Марины и Людмилы с детьми. А они в это время стояли на коленях молились. 11 июня Марина отделилось от Людмилы и ушла к родственникам своего мужа в юго-восточную часть города, но там была схвачена боксерами и убита. А Людмила с детьми скиталась по городу как нищая, и наконец ей удалось выбраться за горд и она спаслась. Сын Людмилы Владимир теперь служит в сане диакона.

Албазинка АННА Жуй, лет 57, вдова. Две замужние дочери ее находятся в числе мученически скончавшихся; третья дочь, теперь монахиня Фива, и сын, теперь священник Михаил Мин, были в руках боксеров, но спаслись. Сама Анна скончалась 10 июня вечером. Когда боксеры вломились в дом, Анна сильно обличала их. Рассвирепевшие боксеры изрубили ее мечами и потом сожгли ее тело дотла.

IV

ПЕТР Ли Юн-ань, лет 27, певчий , вел метеорологические наблюдения. На другой день после разрушения зданий миссии, то есть 2 июня, был ограблен и дом Петра. Это была большая неразделившаяся семья, преимущественно женщины и дети. Лишившись своего крова, они укрывались в доме о. Митрофана и в других местах. Петр убит был боксерами 10 июня в доме Михаила Вэнь. Его труп видели придавленным брошенной балкой. Жена Петра Евфимия, лет 22, и дочь Артемия, 4 лет, мученически скончались за воротами Дун-чжи-мынь около северных кирпичных заводов. А сын его Филимон, младенец 1 года, брошен был боксерами там на дороге и, вероятно, подобран кем-нибудь из местных жителей. Мария, лет 37, жена старшего Петрова брата Матфея Ли, с несколькими детьми, в числе которых был Иоанн, сын о. Митрофана, укрылась было в доме своей матери за воротами Дун-чжи-мынь в деревне Дун-ба-хэ. Но тамошние поселяне выгнали их. Это было 2 июня вечером. 3 июня после полудня за воротами Ань-дин-мынь  боксеры схватили их и хотели посадить в котел с горячей водой. Но в то время не было еще объявлено покровительства боксерам со стороны правительства и они не смели убивать христиан; к тому же и многие хорошие люди выражали сострадание к детям; поэтому боксеры отпустили Марию с детьми. 10 июня вечером она была в числе окруженных боксерами около участка миссии. На утро, 11 числа, Сергий, сын о. Митрофана, видел ее на миссийском участке у колодца под деревом и убеждал скрыться. Но она не обнаруживала страха и спокойно разговаривала с Иннокентием Фан. Тут она и приняла мученическую смерть. Ее тело оказалось потом в колодце вместе с телом Иннокентия, — неизвестно, в колодце ли она была побита камнями, или брошена по убиении. Две дочери Марии — Анисия (14 лет) и Мелания (лет 3), вероятно, сгорели в доме о.Митрофана.

АЛЕКСАНДРА Ли, лет 32, вдова, сестра катехизатора Павла; умерший муж ее Евмений, брат Петра Ли, был помощником Архимандрита Флавиана в переводах. Александра почитала мужа своего, как Сарра Авраама. 10 июня вечером она была в числе окруженных боксерами в доме о. Митрофана и не хотела спасаться бегством. Когда боксеры вломились в дверь, то одной из первых, вероятно, была убита она. Боксеры факелами обожгли ее, так что все тело ее расселось. Тело ее лежало с правой стороны тела о. Митрофана. Две дочери Александры — Артемия 15 лет и Евдокия, 12 лет, вероятно, сгорели в доме о. Митрофана.

V

Албазинец АЛЕКСЕЙ Ин, лет 27, — певчий с малолетства. В день убиения христиан, 10 июня, Алексей избежал смерти, но потом через несколько дней возвратился к своему знакомому Жун, чтобы занять денег, — он у этого человека и прежде часто занимал деньги. В это время один из соседей — по прозванию Ни-жэнь Хуан — схватил его и, накинув ему на шею веревку, отвел его в боксерский стан — в кумирню Чэн-энь-сы, там Алексей и принял мученическую смерть. Его мать Сусанна А, вдова, лет 59, мученически скончалась 11 июня на Треугольнике. Старший брат Алексея Давид, лет 37, неизвестно где скончался. Другой его старший брат Евфилий, лет 35, хромой, 11 июня шел около юго-западного угла Сы-е-фу (теперешнего участка миссии); тут некто Юй-сан начал поносить его за то, что он христианин. Евфимий отвечал ему резкими словами. Тогда Юй-сан, вбежав в свой дом, выскочил оттуда с мечем и много раз ударил им Евфимия. Евфимий упал на землю, но вскоре очнулся и пошел было к своему дому. Юй-сан, узнав, что Евфимий не умер, погнался за ним со многими другими и сначала побивали его камнями, потом убили мечем на месте, называемом У-юе-гуань. Этот боксер Юй-сан остался жив после войны, но понес тяжкое наказание: у него отнялась нижняя часть тела, так что он совершенно не мог двигаться.

                                                         VI                                                        

АФАНАСИЙ Юй, 21 года, с малых лет, учился в миссийской школе и был певчим. В мае месяце, когда начиналось народное волнение, он с Архимандритом Иннокентием (ныне Епископ) приехал в Дундинань. Успокоив христиан, Архимандрит Иннокентий возвратился в Пекин, а Афанасий остался в Дундинани с Сергием, сыном о. Митрофана, который жил там при церкви. Но 25 мая вечером Диндинаньская церковь была сожжена боксерами, и Афанасий с Сергием прибежали в Пекин. Затем 10 июня Афанасий принял мученическую смерть в доме отца своего (около юго-западного угла женского монастыря). Кроме Афанасия, там скончались: его бабушка Ольга А, вдова, лет 75, его тетка Агафия Хэ, дочь Ольги, лет 50, его отец Сергий Шуан, сын Ольги, лет 47, его мать Анна, лет 40, его братья: Павел, лет 17, Евгений, лет 8, и Кир, лет 4. (А сестра его Мария была невестой сына о. Митрофана Исаии и скончалась на участке миссии, — о ней сказано в I статье).

VII

Албазинец АФАНАСИЙ А, лет 58-59, калека. Он с малых лет учился в миссийской школе и был мальчик очень резвый. В возрасте около шестнадцати лет он упал с городской стены и с тех пор сделался калекой: его ноги были скорчены и он ходил при помощи рук. Избежав смерти от боксеров, когда они начали избивать христиан около участка миссиии, Афанасий скрывался в пустых развалившихся зданиях Сы-е-фу (теперь участок миссии). 11 июня вечером один знавший Афанасия боксер по фамилии Ван, угрожая копьем,  прогнал его к Бэй-гуаню, то есть к тогдашнему участку миссии. Когда боксеры, захвативши многих христан, вели за ворота Ань-дин-мынь, тогда был взят и Афанасий; но так как он не мог скоро идти, то его убили там же, где схватили, и сожгли его тело. Об этом свидетельствует Протасий Чан, бывший очевидцем. По его словам, Афанасий молча принял смерть. Жена Афанасия Варвара, лет 45, их дети: Пелагия, лет 17, Мария, 9 лет, Савва, 6 лет, скончались, вероятно, на участке миссии 11 июня.

 

VIII

Албазинец МИРОН Жуй, лет 49. Его жена Мария, лет 43. Их дети: Марфа, 21 года, Анастасия, 19 лет, Евдокия, 16 лет, Иннокентий, 14 лет, Савва, 12 лет, Нил, 10 лет, Мария, 7 лет, Елена, лет 4. Они приняли мученическую смерть в своей квартире близ миссии 10 июня. Впрочем о Мироне известно, что он, будучи изранен боксерами, не умер, но не мог двигаться: на утро 11 июня, часов в шесть соседи добивали его кирпичами, потом пришли боксеры и убили его. Сергий, сын о. Митрофана, в это время в последний раз заходил на участок миссии и слышал предсмертные крики Мирона.

ЛЮБОВЬ Чан, девица лет 32. Она с малых лет училась в школе при миссии, потом была учительницей и жила при школе. Когда сожжены были здания миссии, она укрылась в доме священника Митрофана. Спасшись из дома о. Митрофана, когда там избивали христиан (10 июня), Любовь с братом своим Иосафом и еще с одной старушкой-вдовой (67 лет) Анной Сэ укрылись в доме некоего Сун, впоследствии крестившегося; дом его был на месте, называемом Бэй-тин (около северо-западной части стены теперешнего участка миссии). Здесь Любовь и Анна, спрятавшиеся в шкафу, выданы были боксерам затем и убиты. Мать Любови Мария Чан, лет 65, неизвестно где скончалась. Племянница Любови, дочь Иосифа, Сира, 6 лет, сгорела в доме о. Митрофана. Брат Любови Иосиф Жун, лет 37, 11 июня опять был около участка миссии, и, будучи со всех сторон окружен подходившими в то время боксерами, забежал во двор о. Митрофана и повесился на поясе. По словам одного солдата, боксеры, преследовавшие Иосифа, отрубили ему голову, лишь только он успел повеситься на дереве.

ДОРОФЕЯ, жена Тихона У, лет 43, хромая. В малолетстве она училась в миссийской школе. Она скончалась мученически 10 июня в доме о. Митрофана. Вместе с ней скончались: ее сын Мина, лет 12, и ее мать Анастасия Ли, вдова, лет 63. Утром 11 июня Сергий, сын о. Митрофана, видел тела их, лежащие в ряд недалеко от тела о. Митрофана, у головы его.

КАПИТОН Ин-юань, лет 43, жена его Параскева, лет 40. Ночью 10 июня, когда боксеры избивали христиан, Сергий, сын о. Митрофана, видел Капитона и Параскеву позади Сы-е-фу (теперь участок миссии). Они полураздетые быстро бежали на запад. Сергий предупредил их, чтобы не ходили на большую улицу. Мученически пострадали они, вероятно, на Треугольнике. Капитон был певчим и занимался переписыванием нот.

ВИКТОР Фу, 48 лет, крещенный в зрелом возрасте. Он был слугой при мужской школе миссии. Его жена Марина, лет 29, из учениц миссийской женской школы. Их дети: Герман, лет 10, Вера, лет 8, Матфей, лет 3 и приемная дочь Надежда, лет 16. 11 июня, боксеры, искавшие христиан по домам, прошли было дом Виктора, но сосед Юн выдал их боксерам и они мученически скончались за воротами Ань-дин-мынь на месте Цзяо-дао-коу. Перед смертью Виктор говорил боксерам: «Неистовые губители! Какая наша вина?» Боксеры набросились на него, не пощадили и детей. По убиении Виктора, вынули его сердце и принесли в жертву знамени.

ПЕТР Ван, 51 года, был человек очень кроткий. 11 июня он с женой своей Анисией (44 лет) и сыном Иоанном Сун (14 лет) схвачены были боксерами за воротами Ань-дин-мынь,  на телеге отвезены на Треугольник и там казнены. Вместе с ними там же мученически скончались: жена умершего Петрова брата Акилина, лет 33, и ее дети: Сергий, 13 лет, Анания, лет 11, Пелагия, лет 5. У Петра еще была дочь от первой жены Елена, лет 20, она мученически скончалась на Дунчжимыньской улице.

ФИЛИПП Антониев Ли Жуй-син, лет 45, его жена Анна, лет 37, и сын Фома, 7 лет, жили при Русском Посольстве, где Филипп был старшим слугой. Когда посольства были осаждены, Филипп с семейством убежал за город и укрылся у родственников за юго-западными воротами. Но местные жители, узнавши, что они христиане, предали их на мучение. Там за городом, недалеко от станции Фын-тай они погребены.

АЛЕКСЕЙ Хан Вэнь-хэн, лет 42, его жена Фекла, лет 34, их дети Феоктист, 14 лет, Анна, лет 12, Иулита, 7 лет, Софония, 5 лет, Николай, 1 года. 11 июня, не имея возможности укрыться от боксеров, они по чьему-то совету отравились опиумом. Но когда они были еще живы, пришли боксеры и проявили свое варварство тем, что вынув сердце Алексея, кусали его.

ФЕОДОР Юэ, лет 60, его жена Елисавета, 51 года. 10 июня, когда были сожжены здания миссии, Феодор и Елисавета укрылись в доме своего зятя Алексея Хан. В доме ли Алексея они скончались или в другом месте, неизвестно. Дочь Феодора, Татиана, 18 лет, была выдана замуж за язычника. Во время боксерского восстания она приняла много страданий от свекрови, заболела и умерла, а иные говорят, что была убита.

ИЛИЯ Цюань, лет 32, его жена Елена, лет 26, их сын Иоанн, 2 лет. 11 июня в час дня по указанию их соседей пришли к ним боксеры. У Илии был новорожденный мальчик, его боксеры разрубили пополам. Илия с семейством скончался в одно время с семейством Афанасия Юй. Брат Илии Герасим, лет 25, за большую сумму денег выкупил было свою жизнь, но перед взятием Пекина иностранными войсками боксеры, опасаясь мести со стороны Герасима, убили его.

МИНОДОРА Ван, лет 59, старший сын ее Андрей, лет 35, его жена Анна, 29 лет, их дочь София, 5 лет, второй сын Минодоры Иоанн, лет 33, его жена Дария, 22 лет, их сын Феодосий, лет 5, жена третьего сына Минодоры — Давида — Мария, лет 23, ее сын Марк, лет 3, — все они мученически скончались вечаром 10 июня в доме Витта Хай, где теперь женский монастырь. Мария была в то время беременна.

СЕРГИЙ Филиппов Чжан, вдовец, лет 49, в малолетстве учился в миссийской школе,знал русский язык и всю жизнь был певчим. Он мученически скончался вместе с сыном своим Иоанном, 19 лет, 10 июня, вероятно, у себя дома (где теперь женский монастырь).

Албазинец АЛЕКСАНДР Хэн Гуй, сын Городия, лет 33, торговец. 6 июня он предан был боксерам своими прежними недоброжелателями, выведен за ворота Дун-чжи-мынь и убит близ городской стены около шлюза и погребен там же около речки.

ЛЕВ Хай Лин, лет 39, когда начались в Пекине боксерские погромы, убежал неизвестно куда вместе со своим отцом Саввой Цин (61 года) и сыном Иоанном, лет 14, и место и образ их кончины неизвестны.

САМПСОН Николаев Пань, лет 36, его жена Анна, лет 32, их сын Евдоким, лет 7, сначала он деньгами выкупил было свою жизнь, но боксеры недовольны были той суммой, которую он дал. Когда Сампсон, получив свое ци-жэньское жалование, 15 июня возвращался, боксеры на месте, называемом Цзяо-дао-коу, отрубили ему голову и, воткнув ее на пику, носили по большой улице, провозглашая: «Это голова Сампсона». Жена и сын Сампсона, вероятно, убиты на Треугольнике.

Албазинец ПАВЕЛ Сан, лет 60, брат монаха Папия. 1 июня, когда начались боксерские погромы, куда-то уехал на своей телеге, говорят, что в провинцию Шан-си, и осталось неизвестным, где он скончался.

НИКОЛАЙ Хан, 45 лет, глухой, но сильный и смелый. Когда боксеры 11 июня избивали христиан, Николай боролся с ними за свою жизнь, но не мог одолеть боксерской толпы и был убит недалеко от городской стены, против северо-восточной башни, около бывшей там кумирни.

ИОСИФ Фу, лет 66, старшина Албазинцев. Он был страшим дворником при женской школе. Его жена Елена, лет 55. Сначала они скрывались на Албазинском кладбище, потом были схвачены боксерами, судимы в кумирне, которая была около русского кладбища, и казнены на Треугольнике в числе 19-ти.

ДАНИИЛ Дэ, лет 30. Когда боксеры начали избивать христиан, Даниил сначала скрылся, но потом был схвачен и убит на Дунчжимыньской улице. Его отец Трофим Гун (лет 53) и мать Екатерина (лет 52) скончались, вероятно, в своем доме (близ миссии).

ГЕОРГИЙ Лянь Си, лет 42. 10 июня спасся от боксеров, избивавших христан, но на другой день схвачен и убит около Дун-сы-пай-лоу в Чэн-энь-сы.

АННА Линь, вдова 81 года, из призреваемых при миссии. По разрушении здания миссии, она сначала жила у Павла Ван. А когда дом Павла был разорен, Анна ходила в западные окрестности Пекина, намереваясь укрыться у родственников, но пристанища там не нашла и на возвратном пути была утоплена в речке жителями военного маньчжурского поселка. Это было, вероятно, 4 июня.

МАТРОНА Лянь, лет 46. Когда разрушены были здания миссии, Матрона со своей младшей дочерью Маврой (10 лет) выгнана была из квартиры хозяином-язычником и укрылась в доме о. Митрофана, там же был и муж Матроны Мина Лянь, переживший боксерское восстание. 10 июня, когда боксеры избивали христиан в доме о. Митрофана, скончались там и Матрона с Маврой. Старшая дочь  Матроны — имя ее забыто — была замужем за язычником, и когда началось боксерское восстание, родные ее мужа уморили ее голодом, так как боксеры их стращали, будто они видят белый пар над теми домами, где укрываются христиане, и грозили насельников таких домов истреблять без разбора.

ЕВФИМИЙ Пань, лет 42. Когда начались боксерские погромы, он укрывался в переулке Ма-шао-ху-тун (на юг от миссии), но 11 июня злодеи побили его камнями там на улице. Жена Евфимия Феврония, лет 36, вероятно, сгорела в доме.

АКИЛИНА Шуан, лет 25, ее свекровь Анна Чан, вдова, 61 года, ее муж Павел Константинов Шуан, лет 39, и дети: Иоанн, лет 10, Макрина, 4 лет, и Иоанн, лет 2, укрывались в переулке Ма-шао-ху-тун. Злодеи-соседи посоветовали им запереться в доме, обещая скрыть их от боксеров. Не подозревая предательства, они заперлись в доме. Когда же пришли боксеры, то дом был подожжен, начиная с окон и дверей, так что все бывшие внутри погибли от огня.

ИРИНА Гуй Жуй-ши, лет 54. При начале боксерского погрома она и муж ее Иона Гуй, 61 года, укрывались в доме Мирона Жуй (около участка, где теперь женский монастырь). Ирина была женщина простая нравом, до последнего времени каждый день ходила в церковь. Говорят, что когда боксерам, искавшим христиан, указали на нее, как на «эр-мао-цза», она в простоте сердца ответила: « мы не эр-мао-цза, а христиане».

Албазинка ИРИНА Фу, 35 лет, жена Ивана Фу. Дети Ирины: Анна, 17 лет, Афанасия, 10 лет, Евпраксия, 8 лет, Прохор, 6 лет, Натрия, 3 лет. 10 июня муж Елены привел ее с детьми к ее матери Анне Жуй, обещая поискать место, где бы они могли укрыться. Но вечером началось избиение христиан; Ирина при помощи своей сестры (теперь монахиня Фива) через стену спаслась со своими детьми из дома матери. Однако, будучи беременна, она с трудом могла двигаться. На утро боксеры захватили ее на улице Нань-сяо-цзе около Лу-ми-цан. Потом она отправлена была за ворота Ань-дин-мынь в боксерский стан и убита была со своими детьми на Треугольнике. Сноха Ирины Пелагия, лет 44, скончалась вместе с нею. Муж Пелагии Стефан Фу месяца три скрывался от боксеров за воротами Цянь-мынь. Он умер от болезни, когда иностранные войска брали Пекин.

АННА Бай, вдова, 62 лет. Она жила в богодельне при миссии с сыном своим Антонием, 16 лет. Когда здания миссии были сожжены, Анна укрывалась в Ши-цзы-цзе, то есть у христиан, живших на участке, который теперь составляет часть двора Миссии около женского монастыря, а скончалась, вероятно, за воротами Ань-дин-мынь.

ЗОЯ Шуан, лет 45, вдова. Она с дочерью Александрой, 11 лет, и сыном Андреем, 7 лет, жила в богодельне при миссии. Когда сожжены были здания миссии, Зоя с детьми укрывалась у родственников на улице Ши-цзы-цзе и скончалась, вероятно, за воротами Ань-дин-мынь.

Албазинка КАПИТОЛИНА Хуай, вдова, лет 62. После смерти мужа, находясь в большой бедности и понуждаемая своим зятем, отреклась от веры. Потом у нее отнялись ноги. Незадолго до боксерского восстания Капитолина покаялась, и скончалась, вероятно в улице Ши-цзы-цзе.

Албазинка АГАФИЯ Жуй, двова, лет 55. Она жила в богодельне при миссии. Когда здания миссии были сожжены, Агафия укрывалась в улице Дун-чэн-гень (восточная часть теперешнего участка женского монастыря) и скончалась, вероятно, в доме Мирона Жуй.

АКИЛИНА Гуан, вдова, лет 47. Она жила в богодельне при миссии. Ее дети: Евстолия, 14 лет, и Кифа, 11 лет. Скончались, вероятно, при избиении христиан 10 июня, неизвестно где.

ЕВГЕНИЙ Васильевич Цзи, лет 47, маньчжур-воин, пострадал 7 июня близ Дун-чжи-мынь, на месте, называемом Хун-лин, и брошен там в колодезь.

ЕВФИМИЯ, лет 12, дочь Албазинца Павла Юн, пострадала 10 июня в доме о. Митрофана.

Албазинец ФЕОДОТ Гордиев Жуй, лет 60, пострадал в своем доме близ миссии 10 июня.

Сын Луки Цюан МИХАИЛ с женой и тремя детьми убежали на свое кладбище, но не находя пристанища, переходили с места на место и были схвачены. Это было 8 июня часов в 12. Их привели в боксерский стан за воротами Ан-дин-мынь. Там уже был Иван Жун, взятый утром. Часа в 3 был схвачен в своем доме Александр Чэн и приведен в стан за Ань-дин-мынь. У него, как у Ивана и Михаила, нашлись защитники, дан был выкуп, и их поместили при боксерском стане. Туда же потом перевели и семейства Александра и Ивана. Там прожили они более месяца в тесноте. Но дети не все вынесли ужасы того времени. На другой же день по взятии умерла в припадке дочь Александра Мария 3 лет, затем один за другим умерли дети Ивана: Мария, 5 лет, Нина, 8 лет, Василий, лет 3; наконец умерла дочь Михаила Елена, 6 лет. Был там и Симеон — брат Ивана — мальчик, он тоже был почти при смерти.

ЕЛЕНА Хо, вдова, лет 73, Олимпиада Цзинь, вдова 61 года, Ольга, дочь Олимпиады, лет 19, пострадали 10 июня близ миссии.

ФЕВРОНИЯ Фу, лет 72, пострадала 1 июня за воротами Ань-дин-мынь.

АННА Ли, вдова, лет 58.

НИКОН Хо, лет 23.

АНДРЕЙ Чжу Лин, лет 54, пострадал 10 июня на участке Миссии.

ПЕТР Чан, лет 57, пострадал 11 июня.

ИОНА, усыновленный Алексея Хан Вэнь-хэн, лет 19.

ДАРИЯ Дэ, вдова, 54 лет, мать Герасима Фу, и дочь Герасима Агафия, лет 3, пострадали 11 июня в Ши-ча-хай за воротами Хоу-мынь.

Албазинец ФЕОФАН Ин, сын Егора А, 24 лет, пострадал 12 июня близ ворот Цянь-мынь.

ПАВЕЛ Николаевич Дун, лет 48, его жена Евгения Михайловна, лет 38, их дети: Иулиания, 13 лет, Лукия 9 лет, Стефан 7 лет, пострадали 20 июня в Чжуан-ван-фу в западном городе.

ДАРИЯ, сестра Николая Цзи, лет 33, пострадала 23 июня за воротами Дун-чжи-мынь.

ИСАИЯ Сэ, лет 62, маньчжур, пострадал 22 июня за воротами Дун-чжи-мынь.

АННА, жена албазинца Георгия А, лет 56, и Анна, дочь Георгия, лет 36, албазинки пострадали на улице Хай-дай-мынь около Ши-и-юань.

Албазинец НИКОЛАЙ, племянник Никона Цюань, лет 22.

IX

Христиане, избиенные в деревне Дундинан

АЛЕКСЕЙ Чжан, лет 48. Он по преемству от своего отца — Даниила, при котором была построена церковь в Дундинани, — жил при церкви в качестве охранителя церковных зданий. Когда в 5 месяце начались боксерские волнения, он обнаружил мужество и не спешил укрываться. Когда же 11 числа 6 месяца церковь была сожжена, Алексей со всем своим семейством отправился в Пекин. Семейство его составляли: жена Евфимия, лет 44, и дети: Евдокия, 11 лет, Никита, лет 10, Михаил, 6 лет, Мария, 1 года. Прибыв в Пекин и увидев пепелище разрушенной миссии, Алексей удалился в северные горы; но тамошние жители не приняли его, только в одном семействе приютили его старшую дочь в качестве будущей невесты для сына. С остальными членами своего семейства Алексей возвратился в Дундинань, где вскоре был схвачен боксерами и с двумя своими мальчиками убит на месте, называемом «Сань-цзяо-кэн» (треугольная яма) близ дороги к западу от миссийского участка. А жена Алексия с младшей дочерью мученически скончалась на поле с северной стороны деревни Мао-чжуан.

СТЕФАН Ван Юй-гуан, 61 года. По сожжении боксерами церкви, Стефан недели две скрывался на полях, потом выдан был боксерам злыми людьми и скончался вместе с Алексеем.

КИР Чжин Фу-чэн, лет 60. Дом Кира сожжен был одновременно с церковью. Тогда Кир со своим семейством укрылся в деревне Мао-чжуан. Когда боксеры нашли там Кира, с ним были его сыновья. Старший — Василий убежал через стену, а младший Иоанн был болен лихорадкой и был убит боксерами вместе со своим отцом. Жена Кира Параскева с внуком Германом, сыном Иоанна, была на поле и спаслась от смерти. Жена Василия с тремя детьми, — сама и дети — все некрещенные, — по сожжении церкви убежала в Бай-чжуан и скрывалась в болоте, и на другой день была убита там. Ее с детьми можно считать принявшими крещение кровью. Впоследствии тело ее и ее детей было вынуто из болота и погребено родственниками.

ИРИНА, 55 лет, мачеха Павла Чжан Юй-сян В тот год — боксерского восстания — Ирина только что была крещена — в 4 месяце.  В то время уже начинались волнения и многие тогда еще поносили Ирину за то, что она крестилась. Потом она была убита боксерами около деревни Дундинань.

Наверх Содержание Основная страница